Мир в войне

Вы не вошли. Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.


Страницы 1

Чтобы отправить ответ, вы должны войти или зарегистрироваться

РСС

Сообщений 4

1

Re:

Крымская война продемонстрировала отставание русской армии от армий основных ее противников в вооружении и боевой подготовке. Проведенная под руководством военного министра Д.А. Милютина военная реформа 60—70-х годов 19 века, была призваны внести значительные изменения во основные области военного строительства. Прежние рекрутские наборы заменили всеобщей воинской повинностью. По «Уставу о воинской повинности», который вошел в силу с 1874 года, призыву подлежало все мужское население в возрасте 21 года.
Служили в строю 6 лет с пребыванием в запасе 9 лет. Конечно, повинность не была всеобщей, так как многие представители имущих сословий могли откупиться от призыва. От службы освобождали народы Средней Азии, Кавказа и Севера и еще ряд лиц по религиозным и иным причинам. Но и то, что было сделано, позволяло при меньшем сроке службы готовить значительные резервы на случай войны. Правда, к 1877 году страна еще не имела строевого запаса, но уже удалось призвать на службу больше людей, чем при былых рекрутских наборах. В частности, первый призыв 1874 года дал 150 тысяч человек вместо 80 тысяч, а в годы войны было призвано 218 тысяч человек. Так как даже в мирное время существовал некомплект офицерского состава, в ходе реформы приняли решительные меры. Выпускников военных училищ (400—500 человек в год) было явно мало. С 1864 по 1877 год создали при военных округах 17 юнкерских училищ, которые к 1877 году выпустили 11 500 офицеров. В результате некомплект командного состава мирного времени удалось ликвидировать. Свою роль сыграли расширение и совершенствование преподавания в академиях, выпускники которых обязательно должны были в строю покомандовать ротой, эскадроном, затем полком. Однако при мобилизации требовалось еще 17 тысяч офицеров, а такого запаса создать за краткое время не удалось. Были проведены и другие реформы: разработано «Положение о полевом управлении войсками», созданы мобилизационные расписания призыва запасных войск и их перевозок по железным дорогам, принят закон о военно-конской повинности.
Созданный в 1869 году «Комитет по передвижению войск по железным дорогам и водой» стал первым в мире органом военных сообщений. Однако не существовало единого руководства тылом; поэтому артиллерийское и интендантское снабжение, медицинское обслуживание, военные сообщения замыкались на штаб армии. Окружная реформа позволила в мирное время освободить военное министерство от повседневных забот, чтобы оно могло заниматься подготовкой к войне. Но при создании военных округов была ликвидирована корпусная организация войск. Со временем ее пришлось возобновить.
Наиболее слабым звеном армии России являлся высший командный состав, ибо выдвигали на высокие посты не столько людей талантливых и инициативных, сколько послушных воле руководства. Так как Александр II, не знавший военного дела, держал в своих руках назначение и передвижение генералитета, высший командный состав в массе принадлежал к числу консерваторов; в итоге военная реформа разворачивалась медленно и не всегда так, как хотелось ее инициатору. Вооружение пехоты не удалось унифицировать, ибо высшее командование не решилось использовать для основных частей даже 230 тысяч лежавших к началу войны на складах наиболее современных и в чем-то превосходивших зарубежные образцы винтовок «Бердана № 2, образца 1870 года». Они обладали дальностью стрельбы в 4 тысячи шагов при дальности прямого выстрела в 450 шагов.
Лишь к концу войны такими винтовками были вооружены 3 гвардейские, 4 гренадерские и 3 (24-я, 26-я и 39-я) армейские пехотные дивизии, менее трети участвовавших в войне. Опасались, что русские войска предпочтут стрелковую борьбу с противником и утратят силу штыкового удара; кроме того, отечественная промышленность не могла обеспечить пополнение огромного расхода боеприпасов. Большую часть войск вооружили неудобными для стрельбы винтовками «Бердана № 1» и Крнка, а также переделанными винтовками системы Карле. Конница имела на вооружении еще более разнообразные винтовки. «Разнокалиберность» вооружения создавала трудности в снабжении боеприпасами. Артиллерия имела на вооружении 9-фунтовые, 4-фунтовые полевые и 3-фунтовые горные пушки. Это были бронзовые, казнозарядные, с клиновыми затворами орудия. Полевые 9-фунтовые пушки калибром 107 мм имели табличную дальность при стрельбе гранатой 3200 метров, наибольшую — 4480 метров. 4-фунтовые полевые пушки калибром 87 мм имели дальность при стрельбе гранатой 2560 метров, наибольшую — 3400 метров. Наконец, горная пушка калибром 76,2 мм имела табличную дальность 1423 метра.
С 1876 года для них изготавливали гранаты с ударной трубкой, шрапнель с дистанционной трубкой и картечь. Нередко поступали более старые типы снарядов с ударными и дистанционными трубками. 9-фунтовые гранаты с ударной трубкой были пригодны для разрушения каменных и деревянных построек, но оказались беспомощны против земляных насыпей, как и сна¬ ряды меньших калибров. Такие гранаты успешно применяли против живой силы противника на дистанции до 1900 метров и менее, так как при большей дальности снаряды зарывались в землю и не давали воронки, а осколки в лучшем случае разлетались на 4—20 метров и не поражали лежавшего или укрывшегося в окопах противника. Картечь и шрапнель оказались пригодны преимущественно для поражения открыто передвигающихся войск.
Современные стальные полевые орудия были разработаны отечественными специалистами, но их широкое производство еще не наладили, хотя военный министр и старался развивать военную промышленность, чтобы не зависеть от поставок из-за рубежа. На вооружении состояли также осадные орудия: 12-фунтовые, 24-фунтовые, 8-дюймовые облегченные пушки, 6- и 8-дюймовые мортиры, а также береговые пушки калибром 8, 9 и 11 дюймов и 9-дюймовые мортиры. Эти орудия успешно использовали при обстреле крепостей или кораблей в море и на реках. Однако в условиях полевой войны тяжелые артиллерийские системы использовали мало.

Легче находятся те люди, которые добровольно идут на смерть, чем такие, которые терпеливо переносят боль.

Поделиться

2

Re:

Тактика русских войск, несмотря на предложения передовых офицеров, отставала от требования времени. В частности, на практике почти не использовали массирование огня на важных пунктах, предложенное Горемыкиным в 1849 году. Забыли и разработанную Теляковским систему полевой фортификации.
Астафьев сразу после Крымской войны предложил принять основой строя в бою цепи, а не колонны, опору сделать на одиночное обучение бойца, изматывать противника стрелковым огнем в обороне и лишь затем переходить в наступление. И эту идею в русской армии широко не внедряли. Позднее мы увидим, что именно применение этих идей турецким командованием позволило удержать Плевну после трех штурмов.
В России масса высшего и старшего командования больше внимания обращала на подготовку войск к парадам, чем к бою. Процент грамотных солдат был невелик, да и образование офицеров оставляло желать лучшего. Поэтому далеко не весь командный состав, не говоря о рядовом, мог ориентироваться на местности. Если положение с молодыми офицерами благодаря самообразованию улучшалось, то системы переподготовки генералитета не существовало; старший и высший командные составы все более отставали от требований современности. Поэтому на практике использовали приемы николаевского времени.
Пехоту преимущественно готовили для штыкового удара в плотном строю, мало обучали использованию ружейного огня в наступлении. Цепью развертывали часть войск, тогда как остальные двигались под огнем колоннами. О самоокапывании в наступлении речь не шла вообще. В обороне стрелковой цепи следовало открывать огонь, когда противник будет в сотнях шагов или ближе, и стрелять преимущественно залпами; основные же силы оставались в колонне. Солдат учили стрелять с малых расстояний и медленно.
К использованию в обороне полевых укреплений войска готовили слабо, да и десять больших лопат на роту было явно мало для спешного сооружения окопов. Солдаты несли на себе 32 килограмма груза, однако подготовку к маршевым движениям проводили недостаточно. В итоге войска были подготовлены для решительного боя на малых дистанциях, а при средних и больших дальностях становились мишенью для противника, эффективно использовавшего стрелковое оружие. Боевая подготовка артиллерии уступала подготовке пехоты.
В год на орудие для целей обучения из экономии отпускали по одной-две гранате и шрапнели. Только начинали организацию управления огнем артиллерии командирами батарей. з-за ликвидации корпусов артиллерия оторвалась от взаимодействия с пехотой и кавалерией, поскольку в состав дивизии ее не ввели. Артиллеристы слабо готовились к решительному маневру на поле боя (в частности, стрельбе с фланга по укреплениям противника).
Редко использовали концентрацию огня артиллерии по одной цели. Готовили артиллеристов к стрельбе на малых и средних дистанциях. Но неверно понятый опыт франко-прусской войны свидетельствовал о том, что артиллерия не может действовать в сфере ружейного огня и должна стрелять с дальнего расстояния. Сочетание недостатков материальной части и боевой подготовки сказалось при первом же столкновении с противником, укрытым земляными укреплениями. Регулярную конницу тренировали для действий на малые дистанции, чтобы сохранять лошадей. Однако практика в условиях действия дальнобойной артиллерии и массированного ружейного огня требовала от кавалерии широкого маневра на флангах и в тылу противника.
Несмотря на то что конница имела современное стрелковое вооружение, по опыту Франко-прусской войны 1870 года считали, что она не в состоянии действовать против не расстроенной пехоты со скорострельным стрелковым оружием. Предпочтение отдавали владению холодным оружием и даже запрещали кавалеристам стрелять с коня. Отсутствие крупных конных формирований привело к тому, что конница в годы войны 1877— 1878 годов имела преимущественно тактическое значение. Для разведки и охранения чаще использовали казаков. Подготовка инженерных войск (саперных, понтонных, минных) в основном соответствовала требованиям времени и опиралась на опыт предшествующих войн. Впервые широко была использована в полевых условиях телеграфная связь.
Подготовка штабов была более чем несовершенной, так как даже те 50 офицеров генерального штаба, которые оканчивали ежегодно Военную академию, не получали практику в руководстве штабной работой. Сама штабная работа была слабо регламентирована и зависела от опыта офицеров.

Поделиться

3

Re:

Вооруженные силы Турции также проходили с 1839 по 1869 год реорганизацию. В основу преобразования армии была положена прусская ландверная система. По этой системе войска состояли из низама, редифа, мустахфиза, иррегулярных и египетских войск. В низаме проходили действительную службу 6 лет; часть солдат через 4—5 лет увольняли в запас, и они составляли ихтиат, служивший для пополнения низама в годы войны. Редиф представлял собою резерв, в котором состояли те, кто отслужил в низаме и ихтиате, и еще не служившие в возрасте 20—29 лет; в мирное время редиф имел слабые кадры, но для военного времени существовали вооружение и снаряжение. Тех, кто отслужил в редифе, на 8 лет зачисляли в ополчение (мустахфиз). Общий срок службы в низаме, редифе и мустахфизе составлял 20 лет. Из каждой категории формировали отдельные батальоны, эскадроны и батареи, не смешивая возрасты. В 1878 году планировали иметь 700 тысяч человек регулярных войск (210 тысяч низама, 190 тысяч редифа и 300 тысяч мустахфиза). Однако фактически из-за финансового кризиса государства многие солдаты не получали надлежащей военной подготовки.
Не хватало вооружения и лошадей для артиллерии и конницы редифа. В армию призывали всех мусульман в возрасте от 20 до 26 лет; христиане должны были компенсировать службу особым налогом. В результате личный состав армии был однородным и надежным. Форма турецкой пехоты состояла из голубого мундира и голубых брюк, заправленных в высокие сапоги. Для холодного времени года существовали голубые либо темносерые шинели с капюшоном, а голову прикрывала традиционная красная феска. Форма была хорошо пошита, за исключением сапог. Масса пехоты носила красные погоны. Зеленые погоны принадлежали батальонам стрелков, но они мало отличались от других пехотинцев по подготовке. Пехота имела на вооружении винтовки Мартина-Пибоди, стрелявшие на 1800 метров, и штык-ножи. В патронной сумке пехотинцы несли 80 патронов. Кроме того, солдатам выдавались парусиновые мешки для вещей и фляжки для воды. Регулярная кавалерия имела ту же форму, что и пехота, только на голове носила вместо фески колпак. Вооружена она саблями, карабинами и револьверами. Так как лошади были плохими, их недостаточно кормили, кавалерия оказалась самым слабым родом войск турецкой армии. На практике чаще использовали для разведки и других целей иррегулярную конницу из черкесов, вооруженную шашками, пиками, револьверами и ружьями. Они были лучшими всадниками, чем регулярные кавалеристы.
Если пехота и кавалерия находились в ведении военного министерства и генерального штаба, то у артиллерии существовала собственная администрация. Артиллерию, вооруженную крупповскими пушками, подразделяли на батареи по 6 орудий. Форму артиллеристов, в отличие от пехоты, украшали шнуры, как у гусар, а головной убор представлял нечто промежуточное между феской и колпаком. Недостатком являлся некомплект лошадей и зарядных ящиков. Обоз состоял из повозок, приспособленных к плохим дорогам страны, которые тянули лошади и быки. При строевых частях чаще состояли вьючные лошади и мулы.
На батальон полагалось 18 вьючных лошадей и две повозки. Из них по две лошади для боеприпасов приходились на каждую из 8 рот батальона, две служили для багажа офицеров, а на повозках везли палатки, кухонные принадлежности и инструменты. Такая организация делала части подвижными, не связанными большими обозами. Саперов было немного, и они оказывались не лучше пехоты, обученной постройке полевых укреплений. Каждый из 6 вилайетов Турецкой империи должен был выставлять армию (орду) из 4 корпусов (кол-орду). Фактически в ходе войны вилайеты выставили от 1 до 3 корпусов, а Багдадский вилайет — только одну дивизию. Корпус должен был состоять из двух дивизий (ферка), каждая из которых делилась на 2 бригады (лива), или 4 полка (алай).
Не существовало ни корпусной артиллерии, ни отдельных кавалерийских дивизий. Фактическая структура войск отличалась от «бумажной». Основной административной и тактической единицей турецкой армии являлся батальон (табор). Для целей управления по 3 батальона сводили в полк, который являлся временным образованием. Случалось так, что все три табора были из разных корпусов. Поэтому и на поле боя, и в повседневной жизни 46 основным руководителем был не полковник, а майор — командир табора. Во главе высшего военного управления стоял сам султан и созданный при нем на время войны тайный совет. Они обсуждали и утверждали планы военных действий главнокомандующего (сердар-экрема). Последнему приходилось считаться с военным министром (сераскиром) и военным советом при министре (дари-хура). Сераскиру не были подчинены ни артиллерия, ни инженерные войска, находившиеся в ведении самого султана. Большинство высшего командного состава не имело соответствующего образования и военного опыта.
Армией либо корпусом командовал маршал (мушир), дивизией (ферка) — дивизионный генерал (ферик), бригадой (лива) — бригадный генерал (мирлива), полком (алай) — полковник (миралай). В полку также должен был состоять подполковник — адъютант командира полка (кайм-макам), но на практике в полку был либо один, либо другой. В помощь командиру батальона — майору (бинбаши) приписывались его адъютант (кол ахасси) и клерк (киатиб), который вел хозяйственный учет; однако в половине батальонов клерков не было, и их обязанности исполняли либо адъютант, либо сам командир. В батальоне состоял также один старший сержант (баш чауш). На батальон полагались врач, хирург и аптекарь, но редко налицо было более одного из них. Так как ветеринарных врачей почти не было, их обязанности выполняли опытные сержанты.
Батальон состоял из 8 рот (болюк) под командованием капитанов (юзбаши); капитаны же командовали батареями (табия). Ротных клерков, о которых говорилось выше, было очень мало, и их обязанности нередко исполняли капитанские ординарцы. Должности младших офицеров, в первую очередь командиров взводов, занимали первые, вторые и третьи лейтенанты. Им помогали сержанты (чауш) и капралы (онба- щи). Названия бинбаши, юзбаши и онбаши означали командование 1000,100 и 10 головами и происходили из тех времен, когда батальон из 1000 человек делился на 10 рот, а рота — на 10 взводов. Так как к началу войны батальоны в среднем насчитывали всего 600 человек вместо 800, часть их переформировали в четырехротные.

Поделиться

4

Re:

Если в старых ротах насчитывалось по 2 лейтенанта, 2 сержанта, 2 капрала, то в переформированных — по 3—4 человека каждого чина. Вооружение и боеприпасы в Турции выпускали несколько государственных заводов малой и средней мощности. На них главным образом использовали ручной труд и водяные двигатели; современного механического оборудования было немного. Так как военная промышленность Турции выпускала только небольшую часть стрелкового вооружения и артиллерии, основной объем оружия и боеприпасов приходилось закупать за рубежом, в Англии и США. В частности, американским предприятиям турецкое правительство заказало 600 тысяч винтовок Пибоди-Мартини и 40 миллионов патронов к ним; к началу войны 334 тысячи винтовок уже поступили на вооружение. Пехота на Балканах имела в основном на вооружении однозарядную американскую винтовку Пибоди-Мартини с дальностью стрельбы по прицелу 1830 шагов, на Кавказе — в основном однозарядную винтовку Снайдерса с прицелом на 1300 шагов. Кавалерия была вооружена 15-зарядными карабинами системы Винчестера с прицелом на 1300 шагов. Ополчение, иррегулярные войска и часть редифа вооружали различными видами ружей, заряжавшихся с дула.
Полевая артиллерия турецкой армии к началу войны насчитывала всего 825 орудий. Это были в основном 4- и 6-фунтовые английские полевые и 3-фунтовые горные пушки системы Уитворта. Последние в ходе войны начали заменять 55-миллиметровыми крупповскими. Часть артиллерии составляли 9-сантиметровые крупповские стальные пушки с дальнобойностью 4—5 километров. К началу войны на Балканах их было всего 48. Артиллерия имела картечь, хорошую шрапнель с дистанционной трубкой и гранату с ударным взрывателем; большая часть взрывателей не срабатывала. Офицерский состав делился на две категории.
Часть оканчивала одно из военных училищ; выпускники становились вторыми лейтенантами без практического обучения; к началу войны таких было около 20 процентов. Большинство офицеров не получало серьезной теоретической подготовки. Они выходили из числа опытных сержантов. Любопытно, что частая задержка оплаты в мирное и военное время мало влияла на дух офицеров, в массе привыкших к воздержанности и умеренности. Так как командного состава недоставало, привлекали иностранных офицеров. Одним из них был лейтенант Херберт, прибывший в Турцию из Англии перед началом войны. После обучения и экзамена в турецкой военной школе он был произведен во вторые лейтенанты. Позднее Херберт стал английским генералом.
Турецкий генеральный штаб насчитывал 130 офицеров, окончивших высшую военную школу, но их использовали чаще для выполнения отдельных поручений, чем для регулярной штабной работы. В результате штабы не были подготовлены к ведению боевых действий. Среди турецких высших офицеров вплоть до генералитета были люди не только необразованные, но и неграмотные. Организация турецких войск из-за отсутствия постоянных воинских формирований крупнее табора, недостатка обученных солдат и офицеров, а также нехватки конного состава и запаса артиллерии отставала от русской и других европейских армий. Боевая подготовка при слабом образовании командного состава также оказалась низкой. Правда, следует отметить, что турецкая армия была сильна в обороне. Солдат пехоты обучали самоокапыванию и постройке полевых укреплений.
Так как в бою патронов не жалели, массой выпущенных пуль турецкие войска компенсировали недостаток стрелковой подготовки. Однако к действиям в наступлении войска обучали недостаточно. Лучше всего наступать могла подготовленная германскими инструкторами гвардия, а также те части, которые участвовали в боевых действиях против Сербии и Черногории. Участник войны Херберт в своих воспоминаниях отмечал, что в 1877 году турецкая артиллерия была превосходна, пехота очень хороша, кавалерия посредственная и малочисленна. Обоз, интендантство, саперы, санитарная и другие службы либо отсутствовали, либо были невелики. Иррегулярные войска оказались в основном бесполезны. Верховное командование оказалось отвратительным. Тем не менее турецкая армия показала себя в военное время лучше, чем предполагали перед войной.

Поделиться

Сообщений 4

Страницы 1

Чтобы отправить ответ, вы должны войти или зарегистрироваться

Популярные сообщения

  • Как создать тему? (25523)
  • Возможны ли дружественные отношения между Россией и Украиной? (11514)
  • Panzer Elite Action. Gold (10311)
  • Скажи ка дядя ведь не даром... (9478)
  • Order of War. Освобождение (9440)
  • Виктор Некрасов. В окопах Сталинграда. (9056)
  • Поход Петра 1711 года и первая неудачная война для Империи. (8412)
  • Календарь

    Армейские праздники России

    Живая статистика

    Цитата




    PunBB.INFO - расширения и темы на заказ

    © Форум на тему войн, в которых участвовала Россия и ее ближайшие соседи

    Яндекс.Метрика